Строки, рождённые военным детством

На стене, под фотографией отца с матерью, Анатолий Васильевич Губанцев закрепил родительские награды.

На стене, под фотографией отца с матерью, Анатолий Васильевич Губанцев закрепил родительские награды. Три медали матери Веры Ивановны и восемь медалей и орден Отечественной войны отца Василия Николаевича.

Василий Николаевич на фронте дважды попадал в плен, дважды бежал из плена, а оказавшись в штрафбате, ходил в штыковую атаку, награжден медалью «За отвагу», под Будапештом был ранен и в 1946 году в звании старшего сержанта вернулся домой.
Каждый год Анатолий Васильевич с портретом отца встаёт в ряды «Бессмертного полка» и проходит с колонной по древнему Ростову Великому. На груди у него несколько медалей за труд и памятная медаль ЦК КПРФ «Дети войны».

Он родился незадолго до войны, в январе 1939 года, но до сих пор помнит, как во время воздушной тревоги прятался с бабушкой в огороде, а фашистские самолеты летели бомбить Ярославль. Со стороны бывшего Авраамиевского монастыря по фрицам бил пулемёт. Немцы летели так низко, что мальчик увидел лицо лётчика. Выйдя на заслуженный отдых, Анатолий Васильевич напишет об этом стихотворение «Воздушная тревога»:

В городе воздушная тревога.
В небе слышен гул и вой сирены.
Полная луна на небе строго
Смотрит на дворы, дороги, стены.

В доме все проснулись: охи-ахи.
Только с документами в карманах,
Выбегают все в смертельном страхе,
В огороде прячутся, в канавах.

Гул моторов нарастает валом,
К небу лица подняты тревожно.
Младший брат, укрытый одеялом,
Перепуган и кричит истошно.

Вот и появились над домами
С чёрными крестами смерти птицы.
Кажется, летят над головами,
Вроде, вижу я пилотов лица.

Будто к нам летят, хотят садиться.
Что- то жуткое в груди забилось.
Мама начала, смотрю, креститься –
Пролетели, горя не случилось.

Выстрелы слышны из пулемёта.
Это из монастыря стреляют.
Бьют по уходящим самолётам.
Их не сбили – к Волге улетают.

Кончилась воздушная тревога.
Поднялись, идём из огорода.
Лунный свет холодный – его много.
Помню всё я. Мне четыре года.

Электричества не было. За окнами, наглухо занавешенными одеялами, следил патруль, по вечерам в доме зажигали «гасик», сделанный из лампадки.
Есть хотелось всегда. Зимой съели в огороде всю мороженую капусту, весной собирали первую зелень. В 1943 году от голода и простуды умер младший брат Алик, которого похоронили на городском кладбище в общей могиле. Об этом у Анатолия Васильевича есть стихотворение «Военная зима»:

Сломали сарай на дрова в феврале,
Зима, холода, непогода.
Всё съели, капуста одна на столе
В войну сорок третьего года.

А в доме нас шестеро, трое детей,
Братишке всего лишь два года.
Закутают, в ясли везут (там теплей)
На санках в любую погоду.

Мы с братом двоюродным в школу, в детсад
Уходим с утра в царство снега.
Сугробы по окна, идём наугад
Без тропки, и нам не до бега.

Работников двое на шесть едоков,
Две мамы работают в сменах
На фабрике « Рольма» по многу часов,
А бабушка дома на нервах.

Ей ужин готовить пора уж давно,
И хлеба достать надо где-то.
Сменять наши вещи на хлеб, на зерно,
Но мало надежды на это.

Вечерняя тьма в доме, гасик горит
И хочется есть мне всё время.
А мама всегда потерпи, говорит
И дарит подсолнуха семя.

Мечтал я стать лётчиком в зиму тогда…
Родным своим с синего неба,
Чтоб сбрасывать мог я мешки иногда
С буханками чёрного хлеба.

А вот и беда – младший брат заболел,
В подушках сидит и страдает.
Не ест, ослабел, врач пришёл, пожалел.
Он умер, и мама рыдает.

Прожили мы зиму. Вновь солнце, тепло.
Весна. Огород свой вспахали.
Мы верили в лучшее – время пришло,
Свершилось. И фрицев погнали.

После войны жизнь тоже была тяжёлой до 1950 года.
В школе Анатолий стал пионером, председателем отряда, затем вступил в комсомол. Тогда же стал писать первые стихи о Сталине и о Родине, выступал с ними на комсомольских сборах.
После восьми классов Губанцев поступил в Ростовский техникум механизации сельского хозяйства. Студентом участвовал в уборке урожая на целинных землях в Казахстане, в совхозе «Комсомольский», что в Кустанайской области, работал машинистом на лафетной жатке.
Окончив техникум, трудился участковым механиком в Курбской МТС, откуда был призван в армию. Три года отслужил в Хабаровске, в роте связи электромехаником. После срочной службы работал на заводе контрольным мастером и учился на первом курсе вечернего отделения автодорожного института.
Переехав в город Горький, снова пошел служить в армию, уже сверхсрочно, на этот раз службу проходил в сапёрном батальоне, вступил в партию. Окончил Московский политехнический институт, получив профессию инженера-механика строительных и дорожных машин и оборудования.
Был ведущим конструктором в опытно-конструкторском бюро по разработке льда, мёрзлого грунта и снега. За свои изобретения в Комитете по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР получил три авторских свидетельства.
По приглашению директора Семибратовского завода газоочистительной аппаратуры был принят конструктором первой категории в конструкторский отдел. Вернулся на малую родину – в Ростов. Работал инструктором промышленного отдела горкома КПСС, директором Опытного завода напорных труб, начальником Ростовского АТП, первым заместителем председателя Ростовского горисполкома. В этой должности Анатолий Васильевич проработал шесть лет, делал всё, что было в его силах, чтобы облегчить жизнь горожан. А в 1991 году занялся предпринимательством: в небольшой мастерской своими руками делал столы, стулья, табуреты и другую мебель, а для души выступал в составе народного ансамбля песни и танца «Зарянка».
Вернулся к стихам, стал посещать литературный клуб «Многоцветие» при Центральной городской библиотеке, где благодаря доктору филологии Людмиле Георгиевне Чащиной и учителю литературы Нине Федоровне Черезовой прошел хорошую творческую школу. За десять лет у Анатолия Васильевича Губанцева вышло три сборника стихов и сборник рассказов «Это было». Многие из них о военном детстве и сегодняшней жизни детей войны. Одно из них так и называется «Дети войны»:

Нелегко нам приходится в старости,
Чутко искренность слышим и ложь.
Оголилась душа, просит радости,
Всё, что было, уже не вернёшь.

От снегов колких лица румянятся,
Знаем цену дождям и ветрам.
Мы войну не забудем. Как маяться,
В страхе жить, выживать пришлось нам!

Иногда в снах приходят видения:
С неба бомбы летят на дома,
С младшим братом мы ищем спасения.
Голод – нечего есть. И зима…

Люди в панике, ищут укрытия,
Взрывы слышатся. Ночь и луна.
Не дают спать мне эти события,
Лунный свет вновь тревожит меня.

Забывая о старости, трудимся.
Если мирно – спокойны сердца.
Но война нам по-прежнему чудится,
С ней живём, не теряя лица.

Анатолия Васильевича часто приглашают в школы и библиотеки, на городские торжественные мероприятия, где он читает стихи, а иногда и играет на баяне.
На встрече с учащимися Ростовского педагогического колледжа
Он не раз был победителем литературных конкурсов, печатался на страницах районной и областной газет и, конечно, пишет новые стихи. Стихи о войне, о детях войны, о ветеранах:

Автобус встал, мужчина вышел
И руку протянул жене,
Чтоб поддержать. «Сама я, Миша,
Сойду. Нет лёгкости уже».

Согнулся он с годами тоже
И худоба настигла. Жаль.
Им вместе лет под двести, может.
На лицах мудрость и печаль.

И, обменявшись с нею взглядом,
Взял сумку у неё из рук,
Пошли по тротуару рядом
По жизни, завершая круг.

Их случай свёл на поле брани,
Их познакомила война.
Ему, когда лечил он раны,
Кровь отдала свою она.

Отец двух взрослых дочерей, Анатолий Васильевич в свои восемьдесят три года полон творческой энергии, которой позавидуют молодые. Вот уже десять лет он является хранителем городских курантов, поддерживая в работоспособном состоянии дореволюционные часы фирмы «Энодинъ» на колокольне Крестовоздвиженской церкви.

А недавно загорелся идеей увековечить память убитого бандитами в 1949 году участкового, кавалера орденов Красной Звезды и Красного Знамени Александра Петровича Фадеева, отдавшего службе в милиции 22 года. Уже идёт сбор денег на памятный знак, который А. В. Губанцев намерен установить на месте гибели милиционера, рядом с городским парком.
Олег Гонозов

Последние новости

Страны G7 потеряют 83 млрд долларов в случае конфискации активов России

Страны G7 потеряют почти 83 млрд долларов в случае принятия решения конфисковать активы России.

Пациент не мог глотать еду: русские и китайские врачи в Ярославле провели уникальную операцию

Житель Ярославской области с редким недугом сможет вернуться к нормальной жизни.

Михаил Евраев и Антон Силуанов обсудили строительство третьего моста через Волгу

На двусторонней встрече в Москве губернатор Михаил Евраев и министр финансов РФ Антон Силуанов обсудили ключевые проекты развития Ярославской области.

Card image

Предположение, что российскую валюту тянут вниз проблемы с конвертацией индийских рупий

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *