Глава ярославского депздрава Сергей Луганский: Для развития медицины приходится принимать непопулярные решения
25.11.2022

Глава ярославского депздрава Сергей Луганский: Для развития медицины приходится принимать непопулярные решения

Департамент здравоохранения Ярославской области всегда находился в центре внимания как один из наиболее значимых для жителей региона.

В борьбе за жизни нет места для политики.

Департамент здравоохранения Ярославской области всегда находился в центре внимания как один из наиболее значимых для жителей региона. Последние несколько лет эта структура правительства находится в постоянном напряжении не только из-за начавшейся пандемии коронавируса: в депздраве часто меняется руководство, кадровые перестановки сопровождаются скандалами, но все это не снимает с управленцев ответственности за выполнение национальных проектов и модернизацию системы здравоохранения.

О вызовах времени, сильных и слабых сторонах ярославской медицины, политической составляющей ЯРНОВОСТИ поговорили с директором департамента здравоохранения Сергеем Луганским.

— Сергей Викториевич, начнем с вопроса, который сейчас обсуждают все: областная больница и Василий Тубашов. Мы знаем, что ему предлагали разные варианты, что это общая практика и есть приказ Минздрава ликвидировать директоров как институт. Но хочется спросить, во-первых, почему такое внимание приковано к областной больнице и фигуре Василия Викторовича, и, во-вторых, если должности директоров убирают, то зачем их вообще вводили?

— Начну со второго. Наверное, подход к введению должностей может быть разным. Были ситуации, когда организационная структура разных учреждений менялась, и, например, из четырех учреждений делалось одно. Должность вводилась на переходный период, чтобы было больше возможностей у руководителя решать хозяйственные и организационные вопросы и чтобы был человек, который занимался бы лечебно-диагностическими процессами.

У меня позиция простая — вся власть должна быть в одних руках. Потому что это правильно, и это министерство поддерживает. И если раньше в формальном плане это было на уровне рекомендаций, то сегодня они областные и краевые больницы вывели на другой уровень и определили, что так должно быть. Легче управлять, когда понимаешь весь комплекс проблем, от хозяйственных до лечебных, и видишь, что первично, а что вторично. Хотя, наверное, в медицине «вторичного» не бывает.

Если брать конкретное лечебное учреждение, то надо сказать, что руководитель, который сегодня работает, занимал пост директора департамента здравоохранения. Он уходил из той больницы, возвращался и его возвращение было интересно как для общественности, так и для обсуждения в самой системе здравоохранения. Плюс — больница является одним из крупнейших лечебных учреждений в области, и мы привыкли, что это наш флагман.

— И не надо забывать, что Василий Тубашов  — депутат…

— Вы знаете, для системы здравоохранения это не играет роли. Но для общества, наверное, важно и это. И поддержка его со стороны коллег, депутатского корпуса, тоже важна. Но решать здесь в любом случае должна система здравоохранения и я как руководитель, который отвечает за эту систему. Мы внутри лучше понимаем, что и для чего делается в системе. И мы просчитываем риски, когда принимаем то, что называется непопулярными решениями. И время подтверждает, что непопулярные решения были правильными.

— В связи с этим вопрос — не слишком ли часто у нас меняются руководители департамента здравоохранения? Вы — четвертый за последние три года.

— Согласен, такого быть не должно. Потому что любое переназначение — это формирование новых подходов, новых команд, новых направлений развития. Вообще, система здравоохранения зарегулирована больше других: тут и приказы, и порядки, и регламенты. То есть, с одной стороны, просто следуй регламентам, и все будет правильно. Но мы должны находить болевые точки в системе. Очень часто их жители находят, когда они недовольны невозможностью записаться или доступностью, или конкретными действиями врачей. И вот тут выясняется, насколько хорошо сформирована команда и насколько она работоспособна. Естественно, частые смены руководства этому не способствуют.

— Вы долго намерены руководить департаментом?

— Если бы у меня были мысли прийти-уйти, то я бы не согласился занять эту должность. Для меня важно, чтобы то, что мы делаем и уже сделали за эти 10-11 месяцев, принесло свои результаты. Конечно, в министерстве говорят и о быстрых победах, но, в основном, итоги работы видны не сразу. Мне бы хотелось доработать до этих отдаленных результатов, чтобы сказать, что наша команда пятилетку отработала не зря.

— Если говорить о быстрых победах, то они есть?

— Да. Например, мы выполним в этом году запланированные мероприятия программы модернизации. Если в прошлом году у нас остались недостроенные фельдшерско-акушерские пункты (по разным причинам, иногда независящим от системы здравоохранения — подрядчики подводили), то в этом году мы ФАПы завершили, сейчас закупаем оборудование. Надеюсь, к 25 декабря — под елочку! — их пролицензируем, и будут новые объекты: десять ФАПов, три амбулатории и одна детская поликлиника.

Это и организационные аспекты деятельности в рамках наших основных программ: онкология, сердечно-сосудистые заболевания. Вроде бы есть оборудование, специалисты, но надо отработать маршрутизацию, те или иные методы исследования и лечения. То, что мы планировали в текущем году, у нас получилось. И это подтвердилось, когда приезжали научно-исследовательские институты Минздрава.

У нас очень удачно прошло мероприятие, поддержанное губернатором, ноу-хау — программа «Наши сердца». Это элемент будущего. Мы выезжали на предприятия, делали ЭКГ, выявляли патологии у людей, которые даже не думали, что они больные — занимались физкультурой, вели активный образ жизни, а у них были проблемы с сердцем. К нашей радости, нам удалось привлечь к программе много предприятий. И если вначале работа была на энтузиазме, то сегодня она идет системно на плановой основе. Передаем базы ЭКГ в кардиодиспансер, который начал работать, когда были сняты ковидные ограничения. И теперь у нас есть возможность дообследовать всех этих людей на базе нашего госпиталя.

Да, мы в этом году не выполним весь план профилактических мероприятий. А медицина будущего — это профилактика, диспансеризация, профосмотры, динамическое наблюдение. Если мы — система здравоохранения — это все делаем качественно, а пациенты нам доверяют и выполняют рекомендации, значит, люди живут, у них нет осложнений, и качество жизни у них улучшается.

— Как вы сказали, это медицина будущего. А чему уже сегодня могут позавидовать соседние регионы?

— У нас есть чем гордиться. Есть крупные специализированные центры, как больница Соловьева, где в отделении микрохирургии кисти выполняются операции по восстановлению сухожилий. На эти операции и к нам и из Москвы приезжают. Выходцы из этого отделения работают и в столичных, и в федеральных центрах.

Есть уникальные программы. Например, раннее (в течение 48 часов) лечение пожилых людей с переломом шейки бедра. Если операцию проводить через неделю после перелома, то очень часто возникают осложнения. Сегодня на базе этого опыта создается федеральная программа, и мы — эксперты в этой области.

Наша эндоскопическая школа участвует в разработке искусственного интеллекта, который будет помогать в этой области в дальнейшем. Это малоинвазивное хирургическое вмешательство на ранних стадиях онкологических заболеваний. Мы уже используем ИИ при проведении операций и обучении молодых специалистов, чтобы они лучше видели малые изменения слизистой, например. У нас было налажено взаимодействие в этой области с Европой, с Японией. Сейчас немного другое время, не все так активно развивается, но мы продолжаем эту работу.

Освоены операции на печени, нейрохирургические операции на сосудах головного мозга, офтальмологические операции на заднем отрезке глаза, альтернативная методика диагностики туберкулеза, органосохраняющие операции, операции на сосудах ног.

Мы этот год посвятили подготовке кадров и материально-технического оснащения, и со следующего года у нас будет отделение на 30 коек, которое будет максимально работать с нарушениями микроциркуляции у больных сахарным диабетом.

— Расскажите об открытии отделения паллиативной помощи в больнице Семашко.

— Это важная тема. В первом полугодии мы открыли подобное отделение в Переславле. Это произошло благодаря помощи неравнодушных граждан, энергии и активности главного врача. Получилось очень хорошее отделение, которое оценили и пациенты, и их родственники.

Сегодня паллиативная помощь выходит на первый план. Раньше было непонятно, где этим пациентам находиться, когда наступает такая трудная ситуация и есть необходимость медицинского сопровождения и обезболивающей терапии. Сегодня у нас таких коек не хватает. В следующем году хотим еще открывать такие отделения.

В больнице Семашко отделение паллиативной помощи мы открыли по плану. Оно отремонтировано, специалисты прошли обучение, чтобы уметь работать с такими пациентами, уметь им сочувствовать. Не только профессионально помогать, но и своими человеческими качествами поддерживать.

— Вы упомянули Переславль. Там действительно очень активный главный врач. И мы знаем его проблему: кадры регулярно уезжают в Москву и Подмосковье. Недалеко, а денег платят больше. Решена ли эта проблема?

— Кадровый дефицит — самая большая проблема системы здравоохранения, в нашей области в том числе. Это Переславль, Ростов, Рыбинск. Неотложную помощь мы окажем в любом случае, а вот с плановой и профилактической возникают проблемы.

Самое простое — распределение после вузов. Пока решения нет, хотя законодатели обсуждают такую возможность. Губернатор нам поставил эту задачу, ищем варианты. Один из них — оплачивать за счет области обучение специалистов, а затем распределять их в те учреждения, где есть дефицит кадров. Я думаю, что это рабочий вариант.

Кроме того, Михаил Яковлевич [Евраев] выделил сто миллионов на покупку квартир, улучшение условий быта наших будущих медицинских работников на селе. Эта программа начинает работать, уже есть первые участники.

— Перейдем к двум глобальным темам — коронавирус и специальная военная операция. Мы достигли коллективного иммунитета или до этого еще далеко?

— Об этом говорить преждевременно. Во-первых, люди участвуют в иммунизации то активно, то нет. При этом сегодня созданы все условия для вакцинации. Радует все-таки, что коронавирусная инфекция протекает сейчас помягче, хотя каждый последующий вирус довольно контагиозный (заразный — прим. ЯРНОВОСТИ).

И у нас сегодня ситуация осложняется тем, что в этом году ожидается вирус гриппа H1N1. Это так называемый свиной грипп, который тяжело протекает у беременных, детей и пожилых. Так что мы настроены на максимальное обследование пациентов.

Мы готовы, лекарства есть, специалисты есть, идет постоянное обсуждение лучших методик. Но и ковид нарастает. Важно отметить, что у нас остается 10-14, когда вакцинация будет эффективной. Хотелось бы, чтобы жители пришли в медицинские учреждения. Кроме того, мы готовы выехать на предприятия и обеспечить там прививочные мероприятия. И по гриппу, и по ковиду.

— Жесткая санкционная политика ударила по ярославскому здравоохранению? Есть ли проблемы с лекарственными препаратами?

— В общем и целом — нет. Первый квартал был непонятным и по ценовой политике, и по поставкам оборудования. Часть препаратов вообще нельзя было достать, но сегодня наступила полная стабилизация. С оборудованием сложнее: чего-то на рынке нет, по части изменилось время доставки. Конечно, и цены на оборудование подросли, но не в разы. Если в марте выросло в два раза, то в ноябре некоторые позиции стали дешевле, чем они были в декабре прошлого года.

— Есть среди ярославских врачей призванные по мобилизации в зону СВО?

— Один, он уже исполняет свои обязанности. Нескольких врачей должны были призвать, но мы не можем совсем оголить наши районы, поэтому решали эти вопросы. Есть медицинские работники, призванные из негосударственных учреждений. Все, что касается участия в мобилизационных мероприятиях в части обеспечения лекарственными средствами, например, мы все выполнили.

— В Ярославской области еще остаются беженцы. На какую помощь они могут рассчитывать, если у некоторых из них вообще нет документов?

— Таких очень мало. Наверное, с февраля два или три человека. Экстренную помощь все беженцы получают без проблем, да и все остальное тоже. Не знаю, как решался бы вопрос с высокотехнологичной помощью, но у нас таких ситуаций не было. Люди обеспечены абсолютно всей медицинской помощью, как и любой житель Ярославской области. Неважно, откуда этот человек. Если у него еще нет гражданства РФ, то деньги на медицинскую помощь поступают из федерального бюджета. Мы оказываем помощь, и затем Министерство нам компенсирует расходы. Если уже есть гражданство и полис ОМС, то он получает помощь на общих основаниях.

Последние новости

Кататься на коньках на Советской площади ярославцы смогут только по билетам

В Ярославле начался монтаж катка на Советской площади.

В Ярославле состоялся инклюзивный бал «На страницах книг»

Во дворце культуры имени А.М. Добрынина состоялся межрегиональный инклюзивный бал «На страницах книг».

Губернатор Михаил Евраев поблагодарил ярославских медиков за подготовку мобилизованных

В середине ноября ЯРНОВОСТИ выпустили репортаж из пункта подготовки мобилизованных ярославцев.

Card image

Планируя отпуск или кругосветное путешествие, узнайте, как добраться до самых дешевых рейсов.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *