02.04.2024

«Почему вы настолько равнодушны?» Мнения о возможном закрытии онкоотделения в Рыбинске

За сутки петицию о сохранении в Рыбинске онкологического отделения на базе горбольницы № 1 поддержали более 13-ти тысячи человек.

За сутки петицию о сохранении в Рыбинске онкологического отделения на базе горбольницы № 1 поддержали более 13-ти тысячи человек. В социальных сетях ссылка разлетается сотнями репостов и сопровождается многочисленными комментариями. «Черёмуха» пообщалась с теми людьми, у которых тема особенно откликается, в том числе и по личным причинам.

Анна Григорьева, член Общественной палаты Рыбинска, несколько лет ухаживала за мамой, страдавшей от онкологии:

— Я против закрытия больницы в Рыбинске. Моя мама лечилась в Обнинске, но лекарства получала в Ярославле. Для этого нужно было раз в месяц ехать на комиссию с документами, чтобы получить рецепт. Маме было тяжело ездить, поэтому этим занималась я по доверенности. Потом, когда я жалобу написала, мы стали лекарства получать в Рыбинске.

Ожидая в очереди в Ярославле я не раз наблюдала, как тяжело людям даются такие поездки. Был один дедуля, не из Рыбинска, из-под Переславля из какой-то глухой деревни. Он еле передвигал ноги, но ездил за этим лекарством на комиссию. Это было настолько страшно.

Я считаю, что онкоотделение должно быть в каждом городе, а ещё отделение диагностики, чтобы больным не приходилось постоянно куда-то ездить.

Может быть, некоторые больные могут доехать до Ярославля, но большинству сделать это очень тяжело, особенно когда речь идёт о последних стадиях, как было у моей мамы. Рыбинск — второй по величине город Ярославской области, здесь должно быть не только дневное отделение, но и стационар, чтобы при необходимости человека могли госпитализировать.

У нас ещё и с транспортом беда. На автобусах маме было невозможно уже ездить, потому что трясёт сильно, поэтому мы уезжали в Ярославль на утреннем поезде, освобождались к обеду и несколько часов ждали пятичасового поезда, либо приходилось возвращаться домой на такси. Вот и представьте, как люди, у которых никого нет, туда добираются. Тот же самый дедушка, которого я не раз встречала за те полтора года, пока ездила в Ярославль за лекарствами. Это что за издевательство, неужели нельзя сделать это на местах. Я понимаю, что это дорогие лекарства. Но у врачей какая-то есть ответственность — почему он не может их на месте выдавать?

Со временем понимаешь, что больным предоставляют очень мало информации. Например, нам лечащий врач не сказал, что мама может получать сильный препарат, чтобы снять боли, что можно встать на учёт к паллиативному терапевту. Пока сама не начнёшь бегать, искать, кого-то шевелить и даже жаловаться, никто ничего делать не будет. Понятно, что никому не интересны чужие проблемы, но в конце концов, почему вы настолько равнодушны?

Людмила Казанцева, в 2021-м году у неё диагностировали рак груди:

— Я обнаружила опухоль сама. Обратилась на Солнечную в онкобольницу. Чтобы подтвердить диагноз, нужно сделать пункцию. Манипуляция должна проводиться под контролем аппарата УЗИ, который на тот момент не работал. Пункцию мне делали «на ощупь». В итоге вместо одного прокола меня укололи четыре раза.

В условиях отсутствия аппаратуры для диагностики врачи ничего сделать не могут. Мне предложили делать операцию в Рыбинске, но я потребовала направление в Ярославль, которое мне долго не хотели давать. Обшарпанные стены, нехватка персонала, огромные очереди — такой была больница в Рыбинске. Мне повезло, что я попала в Ярославль. Но там тоже было не всё идеально. Главной проблемой были очереди.

Всё лечение я проходила в Ярославле. Оказалось, что в Рыбинске нет химиотерапевта. Он иногда приезжает, но записываться к нему нужно месяца за два. У меня был курс из восьми процедур с периодичностью в 21 день. То есть раз в три недели я обязана попасть к химиотерапевту, который мне должен выписать лекарство и меня наблюдать, чтобы помочь в случае сильных побочных эффектов.

Химиотерапию можно получить за один день. Нужно приехать на дневной стационар, врачи вводят необходимые лекарства, и всё. Но никто не даёт гарантии, доедет ли пациент сам домой. Обычно есть какое-то время до появления побочного действия — у меня было часов пять, чтобы я могла доехать до дома. Есть вариант лечь в стационар, чтобы ночь провести под наблюдением. Но когда меня выписывают на следующий день, я уже сама доехать до дома не могу.

Потом мне нужно было пройти радиооблучение — 30 сеансов. Ежедневно, но в субботу и воскресенье его не делали. То есть мне полтора месяца нужно было бы лежать в больнице в Ярославле, из которой никуда не выпускали, так как тогда была сложная ситуация из-за коронавируса. Второй вариант — ездить каждый день на процедуры. Но не нужно забывать, что иммунитет у онкобольных практически отсутствует. Хорошо, что у меня есть машина, и я ездила каждый день.

После того как я прошла все круги ада, настала очередь следующего этапа — получения лекарств. Сначала я приезжала в Ярославль к химиотерапевту, и она мне их выписывала на три месяца, а я в Рыбинске делала уколы. То в один «прекрасный» момент я приезжаю, и мне говорят, что раз я живу в Рыбинске, то и лекарства должна получать там. В Рыбинске врач мне сказал, что лекарства в городе нет, и выписать его мне не могут. В итоге несколько раз я покупала препарат, хотя он мне положен бесплатно. Стоимость на месяц — 4,5 тысячи.

Даже если лекарство в городе есть, получить рецепт на него — настоящий квест. Без записи не примут, а если повезло и талончик есть, то нужно быть готовым отстоять очередь. Плюс, попробуй, запишись к онкологу. А без записи они не принимают. Я меньше часа никогда не тратила на то, чтобы получить рецепт.

Считаю, что в Рыбинске нельзя закрывать онкологический стационар. Ладно, кто помоложе и у кого есть возможность ездить в Ярославль, ещё как-то справятся, а для пожилых и у кого возможности нет — это будет безвыходная ситуация. Нужно, чтобы была диагностика, чтобы люди получали своевременное медицинское обслуживание. Врачей не хватает: а куда им идти работать? В голые стены? Что они сделают? Да, у них есть медицинское образование, да, они онкологи, но они не могут работать без нормального оборудования.

Я не спорю, может быть в Ярославле замечательная и прекрасная больница, новый стационар, но людям из Рыбинска там лечиться, не имея помощи от близких, нереально. Ездить в Ярославль очень дорого. Учитывая, что пациент находится на больничном, если он у него вообще есть. Во время лечения я просила помощи у всех. Я не могла тянуть на свою зарплату лечение и поездки в Ярославль.

Лечение от онкологии очень длительное. Я попала к врачу в феврале, в марте мне сделали операцию, а лечение глобальное я закончила в декабре. Всё это время я была на больничном. И это у меня еще не самый сложный случай был, есть те, кто два года лечился и ездил в Ярославль. Не раз в месяц, а постоянно.

Если бы в Рыбинске были необходимые условия, то гораздо проще было бы пациентам. Например, после химии сесть в такси и доехать до дома за 200 рублей, а не за две тысячи, как из Ярославля.

Лариса Ушакова, депутат Ярославской областной Думы:

— Об изменениях в онкобольнице я узнала в субботу. Сразу стала предпринимать меры, звонить в правительство области. Сегодня переговорила с министром здравоохранения Ярославской области Сергеем Луганским. У нас одно видение ситуации, у руководства департамента — своё. На этой неделе министр пообещал приехать в Рыбинск. Будем встречаться, обсуждать вопрос. Пока решение не принято.

Онкология — это самая страшная болезнь нашего времени, я считаю. Помощь для таких больных должна оказываться самым лучшим образом. Это не просто страшно, но и печально тем, что у человека создаётся ощущение, что у него нет выхода. А он должен быть. Поэтому в любом случае в Рыбинске, где почти 200 тысяч населения, онкологическое отделение необходимо.

Дневной стационар — форма хорошая. Мы же понимаем, что многие пациенты предпочитают получить лечение и пойти домой, чтобы быть с родными и близкими. Но должна быть и форма круглосуточная.

То что в Ярославле помощь более профессиональна, более разнообразная, вопросов нет. И люди готовы ездить в Ярославль, когда у них случается рецидив или требуется серьёзная хирургическая помощь. Вопрос в другом: как решается там доступность? Жалоб очень много, что попасть сложно, что попасть сразу невозможно. А это болезнь, которая требует немедленного реагирования.

То, что в Ярославле построили ещё один современный корпус — это нужное расширение. Обслуживание там на высоком уровне. Сделайте его настолько доступным для рыбинцев, чтобы люди не жаловались на очереди и непонятное отношение, начиная с регистратуры. Сделайте, и, может, пациентам из Рыбинска хватит дневного стационара, если вы его расширите. Но с другой стороны, онкология же непредсказуемая болезнь. Человек в ремиссии, а через месяц он снова начинает умирать и ему нужно время, чтобы его положили в больницу и понаблюдали.

Самое плохое, что о закрытии онкобольницы никому ничего не сказали. Не объяснили людям, пациентам, как они должны будут жить и лечиться дальше. Это неправильно.

Черёмуха

Последние новости

Завтра в Ярославле ожидается гроза

Фото: архив ГТРК «Ярославия» Курс вновь сменился на весну. Температурные качели завершились, и столбики термометров вернулись к апрельским значениям.

В США решили дать Украине 61 млрд, а москвич случайно застрелил девочку: главные новости за 21 апреля

Максимально коротко о самом важном, что случилось в этот день Оружие, из которого в Подмосковье застрелили девочку Источник: ГСУ СК по Московской области В течение дня появляется так много событий,

Рейдерский захват или коррупция? Почему ректор Института русского языка имени Пушкина лишилась должности

Наталья Трухановская выступала за ужесточение правил сдачи русского языка мигрантами Ректор Института русского языка имени Пушкина Наталья Трухановская лишилась своего поста Источник:

Card image

Как найти и использовать действующие промокоды для скидок

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *